Главная Колонка адвоката
 

Яндекс.Метрика

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 651 гостей 
Печать E-mail

Роковая врачебная «ошибка»

Гражданское дело длиной в... 16 лет

Антошке тогда было девять месяцев от роду, когда у шустрого забавного мальчугана, вдруг, подня­лась температура под сорок. Родители переполошились и вызвали «скорую», которая тут же увезла ребенка в боль­ницу № 16 г. Волгограда. Диагноз врачи поставили самый заурядный – ОРЗ. И так же заурядно начали сби­вать температуру, но малыш вскоре перестал узнавать родных, не реагиро­вал на обращения, на четвертые сутки такого «лечения» Елена Николаевна и Леонид Петрович – мать и отец маль­чика – устроили врачам форменный скандал, требуя, наконец, серьезно заняться лечением их сына. Когда врач, внимательно обследуя ребенка, коснулся большого родника на его голове, раздался душераздирающий крик. Только после этого, у ребенка срочно была взята кровь на анализ. Новый диагноз прозвучал как приго­вор – «менингококковый менингит». Причем установили его уже врачи дет­ской инфекционной больницы № 21, куда Антона перевели в реанимацию.

Врачам из двадцать первой уда­лось выходить мальчика, он выжил, но только ослеп на оба глаза и при­обрел хроническое заболевание «ги­дроцефалию головного мозга», а его мать впала в длительный шок.

С 1988-го по 1992 год роди­тели обращались с жалобами во все инстанции, от прокуратуры Красно­армейского района, до прокуратуры РСФСР и СССР, несколько раз про­водились проверки и следовал отказ в возбуждении уголовного дела, хотя вина медицинского персонала под­тверждалась заключением судебно-медицинской экспертизы.

В 1994 году родители обрати­лись с иском к больнице № 16 о возмещении ущерба и компенсации морального вреда их малолетнему сыну. Фактическую сторону дела из-за утраты подлинных документов из истории болезни удалось восстано­вить по заключению кафедры детских инфекционных болезней 2-го Мо­сковского медицинского института им. Пирогова, которое было сделано в 1988 году. Из него следовало, что инвалидность ребенка – следствие непрофессионализма и халатности волгоградских врачей (имеется в виду врачи больницы №16) .

В 1996 году несколькими решени­ями Красноармейского районного суда Волгограда родителям Антона было присуждено свыше 14 млн. рублей (неденоминированными деньгами). Эти решения опротестовал прокурор области, посчитавший заниженным коэффициент индексации расчетов компенсационных выплат, сделанных судом. Президиум Волгоградского областного суда направил дело на новое рассмотрение, указав на необ­ходимость применить более высокий коэффициент индексации при расчете понесенных расходов. Красноармей­ский суд с учетом рекомендаций вы­шестоящей судебной инстанции при новом рассмотрении дела «добавил» к взыскиваемым суммам еще около 3 млн. рублей, однако в результате перерасчетов общий объем компен­сации составил… 13 млн. руб.

По мнению суда, моральный вред родителям ребенка компенсации не подлежит, расходов на бытовой и так называемый специальный медицин­ский уход им не требуется (несмотря на наличие в деле медицинского за­ключения о нуждаемости ребенка-инвалида в таковых видах ухода до выздоровления, т. е. пожизненно!), убытки, понесенные матерью в свя­зи с потерей работы из-за болезни сына, также не подлежат взысканию.

При этом суд учел возражения от­ветчика о том, что ребенок-инвалид находится «на полном государствен­ном обеспечении». Множество спра­вок, документов, опровергающих это, не были приняты во внимание. (Доста­точно сказать, например, что мальчик тогда остро нуждался в специальных очках, стоимость которых составляла 3000 французских франков).

Волгоградский областной суд решение районного суда оставил в силе.

вина уСтановлена –

виновных... нет

РоДИтеЛИ и дед Антона До­линина (офицер-ветеран) руки не опустили и продолжили спор в вы­шестоящих судебных инстанциях. Постановлением Президиума об­ластного суда от 14 марта 1997 года дело было направлено на новое рассмотрение в тот же, Красноар­мейский районный суд.

Здесь нужно отметить, что с само­го начала судебной тяжбы, родители Антона, по совету неопытного адво­ката, поставили себя в трудное поло­жение, подав иск по месту нахожде­ния ответчика – в Красноармейский районный суд, хотя сами проживают в Дзержинском районе Волгограда. Постоянные изматывающие поезд­ки с Ангарского поселка выдержать было очень трудно. Родители Антона разрывались между сыном (который тогда уже обучался в специальном интернате в г. Саратове, но, в силу заболевания головного мозга, даже при малейшей простуде, постоянно нуждался в дополнительном участии родителей, забиравших его домой для выхаживания) и нескончаемыми судами. Да и денег на оплату адвока­та у семьи уже просто не хватало.

На этом этапе, по просьбе отца Ан­тона, к делу на общественных началах, подключился будущий адвокат Сергей Степанович Сагумянц (ВМкА, филиал № 31), тогда еще даже не имевший профессионального статуса, работав­ший юрисконсультом в организации предпринимателей Волгограда. Отец мальчика по рекомендации знакомых обратился к нему с просьбой найти опытного адвоката, который согласился бы помочь… так как денег на адвоката в семье уже не осталось. но опытные адвокаты, познакомившись с делом, не сговариваясь выносили свой вер­дикт. Буквально слово в слово: «Дело затоптано намертво! Все бесполезно». Сочувствуя беде родителей маленько­го инвалида, юрист, ввиду отсутствия претендентов на роль защитника в этом деле, взялся помочь сам, не обе­щая успеха и не требуя вознагражде­ния. На первое заседание по данному делу (24.07.2007 г.) вместе с новым представителем прибыл корреспон­дент областной газеты, в которую обратились Долинины, но судья отка­залась выходить в процесс по причине того, что корреспондент не уведомил суд заранее о своем присутствии в судебном заседании. так родилась первая жалоба нового представителя Долининых в городскую прокуратуру с просьбой привлечь к слушанию этого дела представителя прокуратуры. И эта просьба, городским прокурором была удовлетворена.

31 июля 1997 года повторные слушания по делу все-таки начались. Причем, по словам истцов, первый раз в зале судебных заседаний со­брались все: судья, народные за­седатели, прокурор, адвокат, истцы и представитель ответчика. тем не менее, судье это не помешало при­нять странное решение: назначить новую судебно-медицинскую экспер­тизу, хотя в деле, как мы знаем, уже было заключение уважаемого «пиро­говского» института. И процесс был отложен до зимы!

Кслову сказать, защитник вскоре подключил к процессу представителя Волгоградского общественного цен­тра по правам человека. 10 декабря 1997 года судья Н. В. Аткина ре­шение все-таки вынесла. В нем она обязала ответчика взыскать по сути ту же сумму, что присуждалась ра­нее. Как говорится, какой был тогда смысл отменять решение и затевать все сначала?!

Понятно, что защитник Сагумянц это решение оспорил.

– Классическая наша ситуация: вина установлена, а ущерб не взы­скивается, – говорит Сергей Степа­нович. – Это решение нами было, конечно, оспорено, но 6 мая 1998 года Судебная коллегия по граждан­ским делам Волгоградского облсуда решение Красноармейского суда оставила в силе, а мою кассацион­ную жалобу – без удовлетворения.

От защитника последовала надзор­ная жалоба в Президиум Волгоград­ского областного суда, в которой, в частности, обращалось внимание на то, что суд вообще отказывается рассматривать претензии матери мальчика, требовавшей взыскать с ответчика потерянную заработную плату, поскольку все это время она вынуждена была ухаживать за беспо­мощным сыном, получившем увечье по вине врачей.

Ответ из Президиума Волгоград­ского облсуда от 30 октября 1998 года, подписанный председателем Волгоградского облсуда С. Г. Токаре­вым, был неутешительным. «Доводы жалобы о том, что судом необосно­ванно отказано в компенсации мо­рального вреда, а также во взыскании заработной платы в пользу Долини­ной Е. Н. не могут быть признаны со­стоятельными, поскольку не основа­ны на требованиях закона». Жалоба осталась без удовлетворения.

Суд не пРименил закон...

…С того рокового дня, как заболел Антон, прошло 11 лет. Измотанные физически и мораль­но родители после получения этого Определения подумывали о том, что­бы прекратить борьбу. Защитник счи­тал иначе. он написал на 20 страницах мотивированную жалобу и отправил ее в Верховный Суд, в надзорную ин­станцию. В жалобе он подробно рас­писал все расходы и привел формулы, по которым делались расчеты.

23 марта 2002 года в семье До­лининых снова появилась надежда на то, что справедливость, пусть и с долгим опозданием будет восста­новлена.

«ВПрезидиум Волгоградского областного суда.

пРотеСт заместителя пред­седателя ВС РФ

20.09.87 г. Долинин Антон, 3 дека­бря 1986 года рождения, в возрасте 9,5 месяцев поступил в детское ин­фекционное отделение больницы № 16 г. Волгограда (в настоящее время ММУ-16), где ему был установлен неверный диагноз – оРЗ и не про­ведены лабораторные исследования. Лишь на 5-ый день заболевания по­сле помещения ребенка в больницу № 21 и проведения анализов Антону был правильно установлен диагноз – менингококковый менингит, однако упущения в ранний период заболе­вания привели к сдавливанию зри­тельных нервов, атрофию их дисков и слепоту на оба глаза.

Родители Антона – Долинин Л. П. и Долинина Е. Н. обратились в суд с ис­ком к муниципальному медицинско­му учреждению № 16 г.Волгограда о возмещении расходов на лечение сына, на бытовой и специальный ме­дицинский уход, на его учебу, а так­же о возмещении заработка в связи с нуждаемостью в материнском уходе и компенсации морального вреда.

Решением Красноармейского рай­онного суда г. Волгограда от 10.12.97г. с ММУ-16 в пользу Долинина Л. С. взысканы расходы на лечение, бытовой уход и услуги адвоката, а в остальной части иска Долинину Л. С. и Долининой Е. Н. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоград­ского областного суда от 6.05.98 г. решение оставлено без изменения.

Состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа До­лининой в иске о возмещении утраченного заработка подлежат от­мене по следующим основаниям.

Отказывая в этой части иска, суд мотивировал тем, что Долининой Е. Н. на содержание ребенка-инвалида выплачивается пенсия и что ГкРФ не предусматривает возмещение рас­ходов по утраченному заработку.

Однако с этими выводами согла­ситься нельзя, поскольку суд не учел конкретные юридически значимые обстоятельства и не применил закон, подлежащий применению.

Обязательства вследствие причине­ния вреда регулируются нормами, со­держащимися в главе 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьями 1084-1094 ГкРФ пред­усмотрено возмещение вреда, при­чиненного жизни или здоровью граж­данина.

Под вредом понимается матери­альный ущерб, который выражается в уменьшении имущества и (или) умалении нематериального блага.

Согласно ст. 15 ГкРФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Под убытками понимаются рас­ходы, которые лицо, чье право на­рушено, произвело или должно будет произвести для восстановле¬ния на­рушенного права, утрата или повреж­дение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, кото­рые это лицо получало бы при обыч­ных условиях, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При разрешении споров, связан­ных с возмещением убытков, при­чиненных гражданам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные рас­ходы, но и затраты, которые это лицо должно будет произвести для восста­новления нарушенного права.

Как видно из дела, Долинин Антон поступил в детское инфекционное отделение больницы № 19 г. Волго­града в возрасте 9,5 месяцев и в ре­зультате неправильного установления диагноза и несвоевременного лечения ослеп на оба глаза. Именно для ухода за ребенком-инвалидом Долинина Е. была вынуждена уволиться с рабо­ты (л.д.22), в связи с чем утрата ее за­работка является реальным ущербом.

Между тем, отказывая истице в иске о возмещении утраченного заработка, суд не учел, что в силу младенческого возраста ребенку- инвалиду был необходим не только медицинский, но и материнский уход и она, по ее утверждению, не имела реальной возможности совмещать работу с уходом за слепым сыном.

Однако суд эти доводы Долининой Е. Н. оставил без внимания и не учел, что потеря ею заработка в период с момента слепоты ее ребенка младен­ческого возраста является одним из

видов убытков, полное возмещение которых предусмотрено ст. 15 ГКРФ.

Таким образом, суд не применил закон, подлежащий применению, что привело к неправомерному отказу истице в иске об утрате зара¬ботка.

На основании изложенного и ру­ководствуясь ст.ст. 320, 324 ГПК РСФСР,

прошу:

решение Красноармейского рай­онного суда г. Волгограда от 10 дека­бря 1997 года и определение судеб­ной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 6 мая 1998 года в части отказа До­лининой Е. Н. в иске о возмещении утраченного заработка отменить.

Дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Н. Ю. Сергеева».

26 апреля 2002 года Постанов­лением Президиума Волгоградского облсуда, рассмотревшим Протест, дело было направлено в суд первой инстанции. Формулировки Решения были слово в слово списаны с Про­теста, и подписал Решение… С. Г. Токарев, который четыре года назад подписал решение прямо противо­положное!

Судья районного суда

против... Суда Верховного

Конечно, это нонсенс. Но самое «интересное», даже можно сказать невероятное, произошло 2 августа 2002 года, когда все та же судья Аткина Н. В. огласила после но­вого рассмотрения дела свое Реше­ние. Его нельзя не процитировать!

«реШение

2 августа 2002 года рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Волгограде дело по иску Долининой Елены Николаевны, Долинина Леони­да Сергеевича к ММУ 16 о взыскании утраченного заработка

УСТАНОВИЛ:

Долинина Е. Н. и Долинин Л. С. обратились в суд с иском к ответчику о взыскании утраченного заработка, пояснив в обосновании своих требо­ваний, что они имеют сына Антона 3 декабря 1986 года рождения. 20 сентября 1987 года ребенок заболел и был госпитализирован в детское отделение ММУ больницы № 16 г. Волгограда, где в результате врачеб­ной ошибки со стороны медицинско­го персонала поздней диагностики, их ребенку несвоевременно поста­новили истинное заболевание – ме­нингококковый гнойный менингит, что повлекло тяжкие последствия – слепоту на оба глаза.

После исполнения ребенку 1,5 лет, истица вынуждена была уволиться, в связи с чем ею утрачен заработок. По этим основаниям истцы просят взыскать с ответчика в их пользу утраченный Долининой Е.Н. зарабо­ток за период: 1988 год – 7 месяцев; 1989 год – 9 месяцев; 1991 год – 8 месяцев; 1992-1995 года – по 12 ме­сяцев за каждый год; 1996 год – 10 месяцев; за период с 10 ноября 1996 года по 31 августа 2002 года – 35 ме­сяцев 7 дней, а всего 117 месяцев в сумме 281151 рублей.

В судебном заседании истец До­линин Л. С., представителя истицы Сагумянц С. С. и Долинин С. П. по доверенности иск Долининой Е. Н. поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика ММУ больницы № 16 Покручин В. И. (главный врач, занимавший эту должность на протяжении всей су­дебной тяжбы, с момента нанесения увечья Долинину Антону) в судебном заседании иск не признал полностью и пояснил, что несчастный случай с ребенком истцов имел место в сен­тябре 1987 года, а действовавшие на тот момент нормы гражданского за­конодательства не предусматривали возможность возмещения утрачен­ного заработка. Применение же в настоящее время норм ст. 15, 1084-1085 ГК РФ, на которые ссылаются истцы, неправомерно, поскольку они распространяются на события имев­шие место с 1 марта 1996 года, но не ранее чем до 1 марта 1993 года.

Выслушав стороны, представите­лей истицы Сагумянца С. С. и Доли­нина С. П. по доверенности, прове­рив материалы дела, суд не находит оснований к удовлетворению иска.

Как установлено в судебном за­седании, ист цы имеют ребенка Антона 1986 года рождения, который в возрасте 9,5 месяцев заболел ме­нингитом и был госпитализирован в детское отделение ММУ больницы № 16. В связи с несвоевременной диагностикой, истинный диагноз – менингококковый менингит был уста­новлен спустя 5 суток, в результате чего у ребенка развилось осложне­ние – слепота на оба глаза. Данные обстоятельства не оспаривались сто­ронами и объективно подтверждают­ся заключением экспертизы № 49 от 24 марта 1995 года (л.д. 66-74).

По исполнению ребенку 1,5 лет, он был признан инвалидом детства и истице Долининой Е. Н. с 11 июля 1988 года и по настоящее время выплачивается пенсия по уходу за ребенком-инвалидом детства, что подтверждается пенсионным удо­стоверением № 930512, выданного управлением социальной защиты населения Дзержинского района г. Волгограда (т.1, л.д. 1315).

Поскольку причинение вреда здо­ровью сына истцов имело место 20 сентября 1987 года, то следует ру­ководствоваться ст. 465 ГК РСФСР в редакции 1964 года с последующими изменениями, предусматривающей в случае увечья или иного повреждения здоровья гражданина, не достигшего пятнадцатилетнего возраста и не имеющего заработка, обязанность организации или гражданина, ответ­ственных за вред, возместить рас­ходы, связанные с восстановлением здоровья потерпевшего.

Таким образом, данная норма за­кона не предусматривает обязанно­сти ответчика возместить Долининой Е. Н. утраченный в связи с уходом за ребенком-инвалидом заработок.

Ссылки истцов на применение ст. 219 УК РСФСР также неправомерны, поскольку данная норма регулиру­ет отношения между кредитором и должником по исполнению обяза­тельств, в то время как между сто­ронами возникли правоотношения вследствие причинения вреда.

Доводы истцов о том, что неполу­ченный истицей заработок является убытком, который подлежит взыска­нию в соответствии с требованиями ст. 1085 ГК РФ в редакции 30 ноября 1994 года с последующими измене­ниями, суд находит неубедительны­ми, поскольку, как следует из ст. 12 Федерального Закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «овведении в действие части второй Гражданско­го кодекса Российской Федерации» действие статей 1085-1094 ГК| РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался не возмещенным.

Как видно из материалов дела, причинение вреда здоровью сына истцов по вине ответчика имело ме­сто 20 сентября 1987 года, поэтому действие ст. 1085 ГК РФ на данное правоотношение не распространя­ется.

При таких обстоятельствах иск До­лининой Е. Н. и Долинина Л. С. не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 191-197 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск Долининой Елены Николаевны и Долинина Леонида Сергеевича к ММУ больнице № 16 о возмещении утраченного заработка оставить без удовлетворения»…

Как видим, судья Аткина напрочь отвергла выводы Верховного суда и постановления Президиума област­ного суда.

Но и это еще не все! Сагумянц С.С. подал кассационную жалобу в областной суд. 23 октября 2002 года Коллегия областного суда не нашла оснований для отмены ре­шения районного суда! Адвокат на­правляет жалобу в порядке надзора председателю областного суда. И 20 декабря 2002 года С. Г. Токарев снова противоречит сам себе, остав­ляя жалобу без удовлетворения!

Семь кругов...

АДВоКАТ решает вновь на­править жалобу в Верховный суд РФ в порядке надзора, которую там зарегистрировал лично дед Антона – Долинин С. П. Но ответ на данную жалобу странным образом затерялся на просторах нашей Родины. Дело дошло до скандала с увольнением почтальона, но Волгоградский глав­почтамт, проверив всю заказную корреспонденцию за предполагае­мый период, не подтвердил посту­пления в адрес адвоката какой-либо корреспонденции из ВС РФ. Прило­жив данное заключение почтовиков к повторной жалобе, адвокат проду­блировал свое обращение в высшую судебную инстанцию в мае 2003 г. Но в ВС РФ повторная надзор­ная жалоба не была рассмотрена по причине отсутствия в прилагаемых к жалобе документах определения судьи Волгоградского облсуда об от­казе в истребовании дела, которого на самом деле никто не выносил. Все это – во время смены ГПК РСФСР на ГПК РФ. Между тем, установлен­ный законом срок подачи жалобы и рассмотрения жалобы прошел. Это привело к тому, что с заявлением о восстановлении срока для обжало­вания Определения кассационной инстанции облсуда, согласно новому ГПК, необходимо было обратиться в Красноармейский районный суд.

Нетрудно догадаться, что рай­онный суд (заседание состоялось 31 августа 2004 года) заявление не удовлетворил. Это определение, ко­нечно, было обжаловано, районный суд потом уточнил формулировки отказа, и снова определило, что срок подачи жалобы не может быть вос­становлен.

Настойчивый адвокат подал частную жалобу в вышестоящую инстанцию. Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда, изучив материалы, 24 марта 2005 года вынесла кассаци­онное определение: «При указанных обстоятельствах постановленное судом определение нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене».

В конце-концов 27 апреля 2005 года Красноармейский районный суд Волгограда в составе председатель­ствующего В. Г. Фомиченко опреде­лил «восстановить истцам Долинину Л. С. и Долининой Е. Н. процессуаль­ный срок подачи частной жалобы на определение Красноармейского рай­онного суда от 2 августа 2002 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 23 октября 2002 года по гражданскому иску… к ММУ «Больница № 16».

Адвокат со своими доверителя­ми стали ждать новых известий. Но Красноармейский районный суд за­молчал, и надолго. На обращение адвоката, сразу двум председателям судов – областного и районного, в начале мая 2006 года, пришел по­трясающий ответ: «…Секретарем суда Козловой гражданское дело 2-1007/02 по иску До­лининых… (три огромных тома!) было ошибочно сдано в архив в виду наличия на обложке архив­ного штампа».

19 июня 2006 года суд вынес, наконец, определение:

«…Суд, выслушав представите­ля заинтересованного лица МУЗ «Больница № 16» Филимонова Д. А., проверив материалы дела, счи­тает необходимым восстановить представителю истцов Сагумянцу С. С. процессуальный срок для подачи надзорной жалобы на решение суда от 2 августа 2002 года, по следую­щим основаниям. Согласно ст. 1 Фе­дерального закона РФ от 14 ноября 2002 года № 137-ФЗ «Овведении в действие Гражданского процессу­ального кодекса Российской Феде­рации» настоящий кодекс введен в действие с 1 февраля 2003 года.

На основании ч. 1 ст. 37 6 ГПК РФ вступившие в законную силу судеб­ные постановления, за исключением судебных постановлений Прези­диума Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главной, в суд надзорной инстан­ции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судеб­ными постановлениями.

В соответствии с ч. 2 той же нор­мы закона судебные постановления могут быть обжалованы в суд над­зорной инстанции в течение года со дня вступления их в законную силу.

Согласно ст. 112 ГПК РФ, лицам, пропустившим установленный феде­ральным законом процессуальный срок по причинам, признанным су­дом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

В судебном заседании установ­лено, решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 2 августа 2002 г. исковые требования Долининой Е. Н. и Долинина Л. С. к ММУ больнице № 16 о возмещении утраченного заработка оставлены без удовлетворения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Волгоград­ского областного суда от 23 октября 2002 года решение Красноармейско­го районного суда г. Волгограда от 2 августа 2002 года оставлено без изменений, а кассационная жалоба Сагумянца С. С. – без удовлетворе­ния. Таким образом, решение суда вступило в законную силу 23 октября 2002 года, т.е. до 1 февраля 2003 года.

С учетом изложенного, срок по­дачи надзорной жалобы на судебное решение необходимо исчислять с 1 февраля 2003 года. При этом в ука­занный срок на подачу надзорной жа­лобы не входит время рассмотрения жалобы в суде надзорной инстанции субъекта РФ.

Как усматривается из материалов дела, в мае 2003 года представитель истцов Сагумянц С. С. подавал жало­бу в порядке надзора в Верховный Суд РФ, ответ на которую им дли­тельное время получен не был. И, лишь, 15 июня 2004 года определе­нием Верховного Суда РФ надзорная жалоба Долининой Е. Н. и Долинина Л. С. на решение Красноармейско­го районного суда г. Волгограда от 2.08.2002 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Вол­гоградского областного суда от 23 октября 2002 года возвращены без рассмотрения по существу.

Учитывая вышеизложенное, суд рассматривает указанные обстоя­тельства как уважительную причину пропуска установленного законом срока для обжалования в порядке надзора решения суда и считает необходимым восстановить пред­ставителю истцов Сагумянцу С. С. процессуальный срок для обжало­вания в порядке надзора решения Красноармейского районного суда г. Волгограда от 2 августа 2002 года».

Справедливость

восторжествовала?

РАССМоТРЕНИЕ дела по су­ществу началось, фактически, за­ново. Отметим Постановление Пре­зидиума Волгоградского областного суда от 9 апреля 2007 года, в ко­тором ранее выдвинутые адвокатам аргументы в пользу его доверителей, и которые неоднократно оспарива­лись, признаны верными:

«Таким образом…, потеря истицей Долининой Е.Н. заработка в период с момента слепоты ее ребенка мла­денческого возраста является одним из видов убытков, полное возмеще­ние которых предусмотрено ст. 15 ГК РФ.

Отказывая Долинину Л. С. и До­лининой Е. Н. в удовлетворении исковых требований о взыскании утраченного заработка, суд сослал­ся на то, что Долининой Е. Н. на содержание ребенка-инвалица вы­плачивается пенсия, и на то, что ГК РФ не предусматривает возмещение расходов по утраченному заработку, то есть при разрешении настоящего спора суды, как первой, так и второй инстанций, не выполнили указания Постановления Президиума Вол­гоградского областного суда от 26 апреля 2002 года в части толкования закона.

При таких обстоятельствах судеб­ные постановления не могут быть признаны законными и обоснован­ными, в связи с чем, они подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела, суду необходимо учесть вышеизло­женное, и разрешить спор в соот­ветствии с действующим законода­тельством».

28 марта 2008 года Красно­армейский суд принял решение удовлетворить иск Долининых и взыскать с больницы утраченный за­работок. Юристы учреждения здра­воохранения активно возражали, подавали кассационные жалобы. Но и Волгоградский областной суд, и Верховный Суд РФ это решение суда оставили без изменения, оно вступи­ло в законную силу.

Параллельно адвокат С. С. Са­гумянц, уже в Дзержинском суде, взыскивал с медиков компенсацию за ущерб, полученный Антоном в ре­зультате потери трудоспособности. 13 июня 2006 года было решено обя­зать больницу выплачивать Антону Долинину ежемесячно сумму в связи с утратой им трудоспособности по вине врачей. Решение длительное время (около двух лет) не исполня­лось, поэтому адвокат, в интересах Антона пытался взыскать также про­центы за несвоевременную выпла­ту денег в соответствии со ст. 208 ГПК РФ и компенсацию морального вреда. До настоящего времени не принято окончательного решения о взыскании процентов за длительную просрочку исполнения решения, хотя сумма этих процентов мизерная в сравнении с длительностью неис­полнения решения суда и суммой, присужденной судом к выплате. В удовлетворении же иска о возме­щении морального вреда, первона­чально все же присужденного судом первой инстанции в символическом размере, кассационной коллеги­ей областного суда было отказано, по тому основанию, что взыскание морального вреда вследствие про­срочки исполнения решения суда не предусмотрено ст. 208 ГПК РФ. Но требования о возмещении мораль­ного вреда напрямую вытекают из присужденной судом обязанности выплаты одного (!) прожиточного ми­нимума инвалиду, лишенному воз­можности самостоятельно содержать себя и длительное время не испол­нялись ответчиком. А для инвалида эти деньги – единственное, по сути, средство существования. То есть имеет место нарушение ст. 2 Конвен­ции о защите прав человека – права на жизнь. Поэтому адвокатом, в ин­тересах Антона, направлена соответ­ствующая жалоба в Европейский суд по правам человека.

Вместо эпилога

…Врач, который когда-то поставил мальчику неверный диагноз, то есть совершил грубую врачебную ошибку, уже умер. Антон – совсем взрослый человек. Многое в своей жизни он понял, пожалуй, раньше, чем его сверстники. Но он не понимает судебных чиновников, которые выносили непродуманные решения, «теряли» дело. То есть не видели за документами трагическую судьбу конкретного человека и не хотели проявить законное участие в ней.

Начинающий юрист, взявший¬ся за это трудное дело 12 лет назад, теперь опытный уважаемый адвокат, на счету которого немало выигран­ных дел.

И, согласитесь, неправильно, что для свершения правосудия по совер­шенно ясному делу, потребовалось так много времени…

Публикацию подготовил

Александр Коробов.

ВОЛГОГРАДСКИЙ АДВОКАТ

№ 7-8 (44-45) июль-август 2009 года

 
Муфты (защимы) Rapido- предназначены для связи колючей проволоки Аксессуары. Скобы с покрытием Zincalu— предназначены для фиксации колючей проволоки к деревянным столбам. Скобы упакованы в упаковку по 5 кг и подразделяются на следующие типо-размеры (диаметр/длина, мм): 2.70/27, 3.40/30, 3.90/35, 4.40/40.

Евразийский экономический союз